Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело А.В. Скворцова
Обвинительное заключение 5 мая 1933 г.

Обвинительное заключение 5 мая 1933 г.

8-АА.

 

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

по обвинению граждан: СКВОРЦОВА Александра Васильевича в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-6, 58-10, 58-11 УК РСФСР; ГОФМАН Виталия Анатольевича, ГАВРИЛОВА Константина Алексеевича, ПОПОВА Андрея Степановича, СТЕПАНОВОЙ-СКВОРЦОВОЙ Нины Степановны – в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-10 и 58-11 УК РСФСР; ЩЕГЛОВА Ивана Никитовича – по 58 п. 8, 58-10, 58-11 УК РСФСР и ЛЬВОВА Александра Ивановича – 58-10 и 121 УК РСФСР.

 

Дело № 6

ДТООГПУ РУжд, г. Саратов.

 

В процессе наблюдения среди группы работников Дирекции РУжд устанавливались подозрительные связи, на квартирах устраивались строго конспирируемые сборища, на которых обсуждались и дебатировались вопросы антисоветского и контр-революционного характера, с элементами активных повстанческих настроений и террора, направленных против представителей Советской власти и руководителей ВКПб.

Форсированными мероприятиями, по сведениям, поступающим в ДТООГПУ РУжд об указанной к.-р. деятельности, была вскрыта и ликвидирована к.-р. группировка в количестве 7 человек, состоящая исключительно из бывших людей; дворянства, купечества, царских прислужников, крупных домовладельцев и владельцев дачных участков.

Эта к.-р. группировка ставила себе основную цель – объединения всех враждебных сил и, в первую очередь, недовольных Соввластью для активной борьбы за свержение Соввласти через вооруженное восстание внутри страны и интервенцию извне.

По делу арестованы и привлечены в качестве обвиняемых 7 человек.

По существу персонального состава и практической к.-р. деятельности предварительным следствием установлено:

Активными участниками к.-р. группировки являлись: СКВОРЦОВ Александр Васильевич – сын судебного пристава, имеющий обширные связи с заграницей вообще и в частности с белыми эмигрантами, художник (л.д. 11, 132, 133 и 139).

ГОФМАН Виталий Анатольевич – из дворян, по убеждениям анархист, в прошлом пом. капитана дальнего плавания, в 1908 году получил вознаграждение в сумме 10000 рублей, учился в Германии, в 1930 году арестовывался ППОГПУ Саратов по ст. 58-11 УК, преподаватель жел.-дор. школы в Саратове (л.д. 41, 41а, 161).

ЩЕГЛОВ Иван Никитович – художник, в прошлом владелец дачных участков, при Соввласти судим за сокрытие имущества, осужден на один год принудработ, участник забастовки служащих Правления РУжд против Соввласти, арестовывался органами ОГПУ за антисоветскую агитацию (л.д. 5, 5а, 66).

ЛЬВОВ Александр Иванович – бывший техник Моботдела Дирекции РУжд, из дворян, при Соввласти судим за присвоение имущества (л.д. 25).

ПОПОВ Андрей Степанович – чертежник отдела Тяги Дирекции РУжд, крупный домовладелец, родственники раскулачены (л.д. 25, 25а, 83).

ГАВРИЛОВ Константин Алексеевич – из купцов, отец имел мануфактурный магазин в Саратове, врач жел.-дор. больницы (л.д. 46).

СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА Нина Степановна – из семьи банковского чиновника, была на территории белых, в старой армии работала в русском земстве, родители состояли в партии «Народной воли», эс-эровских взглядов (л.д. 48, 48а).

С первых же дней Октябрьской Революции СКВОРЦОВ А.В., СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА Н.С., ПОПОВ А.С., ГОФМАН В.А., ЩЕГЛОВ И.Н. встали на путь непримиримой враждебности к Соввласти. Эта враждебность определялась, главным образом, из ненависти к Соввласти, отнявшей у них привилегированное положение и богатство (л.д. 41а, 48а, 66а, 69, 118).

По существу своих политических взглядов на Советскую власть обвиняемые показали:

 

СКВОРЦОВ:

«Мое отношение к Советской власти уже не изменялось к лучшему, а наоборот – год от года все ухудшалось и становилось все более и более резко отрицательное» (л.д. 69).

«ГОФМАН часто мне рассказывал о своей привольной и сытой жизни, о своих путешествиях по морям и океанам, о своих мечтах, разрушенных революцией. Во всех этих разговорах сквозило недовольство и раздражение» (л.д. 118).

 

Обвиняемый ГОФМАН, подтверждая показания СКВОРЦОВА о своих начальных и последующих взглядах на Советскую власть, прямо заявляет:

 

«Вообще, как я указал выше, по своим убеждениям противник всякой власти, в том числе и Советской власти» (л.д. 54а).

 

Обвиняемая СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА по политическим убеждениям разделяла программу Партии социалистов-революционеров, по этому поводу показывает:

 

«Я мыслила, что крестьянство – основной класс, который, возможно, сумеет сделать такую Россию, о которой я мечтала, я симпатизировала классу крестьянства» (л.д. 48а).

 

Приобщенные к настоящему следственному делу рукописи, обнаруженные при обысках и принадлежащие ПОПОВУ А.С., ГАВРИЛОВУ К.А. и СТЕПАНОВОЙ-СКВОРЦОВОЙ Н.С. заключают в себе явно к.-р. содержание: «О убитой большевиками свободы, о разорении буржуазии, о необходимости передачи власти партии крестьянства, о заплеванной и растерзанной России и политическое «КРЕДО» анархизма» (л.д. 29, 63, 64, 104).

Исходя из предпосылок идеологической враждебности к Соввласти и готовности к активной к.-р. борьбе, обвиняемый СКВОРЦОВ А.В. вошел в контр-революционную организацию, ставившую себе целью объединение всех враждебных сил внутри страны.

В эту к.-р. организацию СКВОРЦОВ был завербован в 1930 году находившимся в ссылке в Саратове неким ЯКОВЛЕВЫМ Леонидом Дмитриевичем (л.д. 72, 72а, 73).

По этому поводу обвиняемый СКВОРЦОВ показывает:

 

«В 1930 году я познакомился с высланным из Москвы – ЯКОВЛЕВЫМ Леонидом, отчества не знаю… Он стал говорить о том, что необходимо организовываться, создавать организации, в которые могли бы объединиться люди, одинаково мыслящие...» (л.д. 72, 73а).

 

В последующих встречах СКВОРЦОВ и ЯКОВЛЕВ разрабатывали методы вербовки и глубокой конспирации к.-р. организации, строя ее по принципу «цепочки», при этом СКВОРЦОВ получил от ЯКОВЛЕВА установку на дальнейшее расширение к.-р. организации, с конкретными заданиями объединения в нее недовольных Соввластью, с тем, чтобы подготавливать кадры для активной борьбы с Соввластью.

СКВОРЦОВ в своих показаниях об этом говорит:

 

«...Он, ЯКОВЛЕВ, опять начал говорить о том, что необходимо вступать в организацию, я ему ответил, что ведь существуют разные организации и разные преследуют цели. Он ответил, что это правильно, что теперешние организации преследуют одну цель – объединение недовольных, так как для другого чего-либо еще время не пришло. После этого он стал меня уговаривать, чтобы и я вошел в организацию. Я ему сказал: что-же я там должен делать, он мне ответил, что нужно разъяснять, во-первых, что в организации состоять теперь не страшно, во-вторых о том, что это необходимо, если человек хочет жить по-человечески и работать так, как ему хочется» (л.д. 73).

 

Член к.-р. организации ЯКОВЛЕВ Леонид Дмитриевич из гор. Саратова выехал в гор. Москву в 1931 году. Принятыми мерами ЯКОВЛЕВ неустановлен и ответа из ТООГПУ о результатах нашего запроса – не получено, почему ЯКОВЛЕВА допросить, а также и привлечь по настоящему делу – не представилось возможным (л.д. 153).

СКВОРЦОВ, будучи завербован в к.-р. организацию ЯКОВЛЕВЫМ и имея обширные связи, преимущественно, среди лиц, враждебно настроенных против Соввласти, – приступил к созданию к.-р. группировки, являясь ее вдохновителем и руководителем, вербуя и объединяя в таковую идейно-родственные им кадры.

Таким путем в к.-р. группировку вошли; ЛЬВОВ, ПОПОВ, ЩЕГЛОВ, ГОФМАН, ГАВРИЛОВ, СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА, которая оформилась в 1930 г. (л.д. 50, 56, 73а, 76, 84, 108).

Касаясь метода вербовки и практической подготовки лиц к объединению в к.-р. группировку, СКВОРЦОВ показывает:

 

«...Благодаря моих к.-р. разговоров, я сагитировал в отрицательном отношении Советской власти: ЛЬВОВА Александра Ивановича...».

«...Я узнал, каких взглядов в политическом отношении является ПОПОВ...».

«Разговаривая с ним (с ПЧЕЛИНЦЕВЫМ) о к.-р. организациях вообще, привил ему взгляд о необходимости вступления в какую-либо организацию...» «В этих организациях члены друг друга не знали, а знают одного или двух, максимум, лиц, в такие организации вступают и молодежь и старики, и, в подтверждение своих слов, я ему сказал... И я сам состоял в организации, в которой знал двух лиц и один из них дал мне небольшое задание» (л.д. 73а, 76).

 

Допрошенные по этому же вопросу обвиняемые: ЛЬВОВ, ЩЕГЛОВ и свидетель ПЧЕЛИНЦЕВ показали:

 

ЛЬВОВ: «СКВОРЦОВ стремился объединить лиц, недовольных существующим строем, проводить среди них систематическую к.-р. пропаганду, для того, чтобы на случай переворота иметь группу к.-р. настроенных людей, на которых можно опереться... В конце декабря м-ца 1932 г. СКВОРЦОВ спросил меня, что из себя представляет ПОПОВ, когда я охарактеризовал ПОПОВА, СКВОРЦОВ попросил меня познакомить его с ПОПОВЫМ под предлогом посмотреть у него фотоснимки и аппараты, я согласился и знакомство состоялось...» (л.д. 50а).

 

ЩЕГЛОВ: «СКВОРЦОВ с такой хитростью и энергией сумел проводить свои к.-р. взгляды, что мог действовать на других лиц, в том числе и на меня, старался привлекать на свою сторону недовольных. Таким путем создавал группу единомышленников для свержения Советской власти» (л.д. 66а).

 

Одновременно обвиняемый ЩЕГЛОВ И.Н. в своих показаниях указывает на свою непосредственную связь с членом к.-р. организации ЯКОВЛЕВЫМ:

 

«Я, ЩЕГЛОВ И.H., действительно встречал в канцелярии техникума ЯКОВЛЕВА, имя и отчество его я не знаю, сколько раз я встречался о ЯКОВЛЕВЫМ – припомнить не могу» (л.д. 102).

 

В порядке подготовки твердых членов к.-р. организации, обвиняемый СКВОРЦОВ требовал строгой конспирации и при арестах организацию не раскрывать. По этому поводу свидетель ПЧЕЛИНЦЕВ показал:

 

«...Он (СКВОРЦОВ) особенно злобно говорил о лицах, состоящих в организации, которые оказались малодушными и при своих арестах выдают к.-р. организацию, но все равно всю организацию не могут, а погибнет только всего несколько человек и, таким образом, организация вся не раскроется» (л.д. 146а).

 

Допрошенные по существу состава к.-р. группировки обвиняемые: СКВОРЦОВ, ГОФМАН показали:

 

СКВОРЦОВ: «В этих к.-р. разговорах принимали участие следующие: Я, СКВОРЦОВ, ГОФМАН Виталий Анатольевич, ЛЬВОВ Александр Иванович... ГАВРИЛОВ Константин и Владимир, ЩЕГЛОВ Иван Никитович и моя жена – Нина Степановна СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА. Наши к.-р. разговоры происходили на квартирах: моей, СКВОРЦОВА, ГОФМАН и ЛЬВОВА» (л.д. 68).

 

ГОФМАН: «Моя квартира представляла собой характер конспиративной квартиры для всяких и всех разговоров к.-р. порядка, она же – эта моя квартира носила или вернее служила местом явок лиц с явно к.-р. взглядами, как-то: СКВОРЦОВА Александра Васильевича, ЩЕГЛОВА Ивана Никитовича, ЛЬВОВА Александра Ивановича... ГАВРИЛОВА Константина Алексеевича. Обычно у меня, под предлогом просмотра книг моей собственной библиотеки по искусству, собирались в разное время по 2, 3 и 4 человека, в частности собирались и бывали неоднократно вое упомянутые мною выше лица... В моей квартире происходили открыто, без стеснения, всякие к.-р. разговоры, открыто обсуждались вопросы о путях и возможностях свержения Соввласти (л.д. 97).

 

Аналогичные показания о составе, целях к.-р. группировки и проводимых к.-р. сборищах, дают в своих показаниях и обвиняемые: ЛЬВОВ А.И., ЩЕГЛОВ И.Н., СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА Н.С. и ГАВРИЛОВ К.А. (л.д. 59, 61 и 108).

Обвиняемый ПОПОВ, примкнувший к к.-р. группировке зимой 1932 года, отрицает свое участие в проводимых сборищах, но не отрицает факт связи со СКВОРЦОВЫМ и ЛЬВОВЫМ и состоявшемся сборище у него на квартире (л.д. 84).

С оформлением к.-р. группировки, члены ее: СКВОРЦОВ, ГОФМАН, ЩЕГЛОВ, СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА, ГАВРИЛОВ, имея вполне оформленные и разработанные свои к.-р. политически установки, поставили перед собой задачу:

1. Активной борьбы с Советской властью, путем вооруженного восстания и интервенцией извне свергнуть Соввласть;

2. Проведения террористических актов против представителей Советского Правительства и руководителей ВКП(б);

3. Агитации и пропаганды против всех проводимых мероприятий Советской власти;

4. Дискредитации Советской власти в глазах рабочих масс за границей, путем пересылки специальных фотоснимков;

5. Передачи за кордон политических настроений рабслужащих;

6. Шпионажа в пользу иностранных государств (л.д. 50, 54, 66, 68а, 74, 84, 97а, 119, 103, 120, 122, 142а, 144а, 145, 145а, 146, 147).

О политических установках к.-р. группировки и практической к.-р. деятельности, обвиняемые в своих признаниях показывают:

 

СКВОРЦОВ: «...сходились на том, что план (5-ка) нереален, что мы не можем его не только перевыполнить, но даже, хотя бы, выполнить. Мы считали, что перегнать капиталистические страны с их наисовершеннейшей техникой мы не можем, с тем отсталым оборудованием в техническом отношении страны и вообще низким культурным уровнем страны. Что эти темпы непомерно высоки для нашей страны и что такой широкий размах приведет к кризису (л.д. 119а).

 

ГОФМАН: «Говоря о себе, как о большом знатоке русского крестьянина – показывает: «…Рассматривая вопрос коллективизации сельского хозяйства и как метод, принятый Советской властью – развертывание и организация колхозов – неудачный и я считаю, что в результате этого наше сельское хозяйство упало, из колхозов наблюдается бегство. Я отчетливо убежден, что в крестьянине крепко сидит натура собственника, и, по-моему, сейчас гораздо быстрее и лучше бы стало развиваться сельское хозяйство по путям индивидуального хоз-ва (л.д. 54).

 

Члены к.р. группировки: СКВОРЦОВ, ПОПОВ, ЛЬВОВ, ЩЕГЛОВ, ГОФМАН, СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА, ГАВРИЛОВ, твердо следуя своим к.р. политическим целям, систематически на своих сборищах, в бешенной злобе, критиковали проводимые мероприятия Соввластью, вели пропаганду враждебного обвинения Советского Правительства и ее руководителей, предвещая Соввласти несостоятельность перед трудящимися и доведение страны до кризиса, при этом особую ненависть все члены к.р. группировки направляли на вождя ВКП/Б/ тов. СТАЛИНА (л.д. 68, 68-а, 120, 69-121-а).

Подтверждая конкретные факты а/с и к.р. пропаганды и обсуждаемых вопросов на сборищах, обвиняемые: ГОФМАН, ЛЬВОВ, ПОПОВ, ЩЕГЛОВ показали:

 

ГОФМАН: «У меня на квартире обсуждались темы и разговоры велись в таком духе: «Политика Сталина ведет страну к нищете и разорению, этот взгляд разделял я ГОФМАН (л. д. 57-а)

ЛЬВОВ: «Видя плохое экономическое состояние страны, я стал верить в то, что при другом Правительстве жить будет действительно лучше... (л.д. 51).

ПОПОВ: «Начиная с 1930 г., я опять стал разделять к.р. взгляды в кругу своих знакомых: ЛЬВОВА А.И., СКВОРЦОВА А.В., моего брата ПОПОВА... Я неоднократно стал высказывать недовольства на экономическую политику Советской Власти, которые сводились к следующему: крестьян разорили, принуждают входить в колхозы, население голодает, хлеба нет... в общем я опять стал такого мнения, что за счет полуголодных живут отдельные лица» (л.д. 84).

ЩЕГЛОВ: «Я высказывал мысль, что со словами ЛЕНИНА – «каждая кухарка должна уметь управлять государством» – я не согласен, так как управлять государством могут только люди с государственными способностями... Не согласен я также со словами ЛЕНИНА: «Учиться, учиться и учиться» – так как в этой мысли не нахожу ничего нового, ранее эта мысль говорилась по-другому: «ученье свет, а неученье тьма» отсюда особой гениальности ума ЛЕНИНА – я не вижу» (л.д. № 66а)

 

Обвиняемые: СКВОРЦОВ А.В., СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА, ГАВРИЛОВ в своих показаниях признали, что a/с и к.р. пропаганда группировкой была направлена на обвинение Советской Власти и особенно тов. СТАЛИНА (л.д. 25а, 42-а, 50, 54, 61, 68-а, 107, 108, 121-а, 122, 134).

Активные члены к.р. группировки: ЩЕГЛОВ, СКВОРЦОВ, ГОФМАН разрабатывали и ставили в порядок дня вопрос подготовки террористических актов против тов. СТАЛИНА, членов Совправительства и вообще против коммунистов (л.д. 66-а, 122-а, 126).

Допрошенный по существу вопроса подготовки тер.акта, обвиняемый ЩЕГЛОВ показал:

 

«Мое возмущение дошло до того, что в группе своих единомышленников, я сказал: «не только СТАЛИНА нужно расстрелять, но и всех их нужно перевешать, под словом всех я понимал руководителей Советской Власти... (л.д. 66-а).

 

Обвиняемый СКВОРЦОВ, уточняя моменты выступлений с вопросами явного террористического порядка со стороны второго члена группировки ГОФМАН в своих показаниях добавил:

 

«ГОФМАН еще больше стал горячиться и говорить, что он бросится на какую-нибудь сволочь, тут он подразумевал коммуниста и перегрызет ему горло, а потом пусть и его убьют» (л.д. 120а)

 

«По вопросу руководства я СКВОРЦОВ – выражал мнение, что могло бы случиться, если тов. СТАЛИН умер или его убили я выражал в следующем виде, что СТАЛИНА могли бы заменить прежние вожди партии, как то: Троцкий, Бухарин и др. (л.д. 68-а)

 

Наряду с этим, одним из постоянных и центральных вопросов, почти при всех к.р. сборищах, руководитель группировки СКВОРЦОВ и остальные члены систематически и глубоко разрабатывали вопрос о путях и методах свержения Советской Власти, останавливаясь, главным образом, на необходимости вооруженного восстания внутри страны, одновременно чаяли на близость интервенции извне, обеспечивающей успех свержения Соввласти (л.д. 54, 69, 74-а, 95, 97, 97а, 98, 108, 121-а).

Обвиняемый ГОФМАН по этому поводу показал:

 

«ГАВРИЛОВ К.А. выказывался и держался мнения, что Советская власть может быть свергнута только путем интервенции... эту точку зрения поддерживал ЩЕГЛОВ и СКВОРЦОВ... я, ГОФМАН, среди кого – точно не помню, но среди большинства присутствующих и бывающих у меня на квартире, высказывал и стоял на точке зрения, что для свержения Соввласти нужно, возможно и осуществимо, путем внутреннего восстания в СССР, на почве экономических осложнений и плюс к тому – война ускоряет свержение Соввласти. Против этой моей точки зрения о свержении Соввласти возражений я со стороны присутствующих не встречал. ЩЕГЛОВ Иван Никитович и СКВОРЦОВ А.В. стояли на точке зрения и проповедываний наиболее активно прямое вооруженное восстание, как путь избавления от Советской власти» (л.д. 97а).

 

Обвиняемый СКВОРЦОВ, касаясь персональных лиц, участвующих при обсуждении вопроса о свержении Соввласти, дополняет показания ГОФМАНА следующим:

 

«При разговорах к.-р. характера, в которых принимали участие, в развое время, следующие лица: я, СКВОРЦОВ Александр Васильевич, моя жена СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА Нина Степановна, ГОФМАН Виталий Анатольевич, Владимир и Константин ГАВРИЛОВЫ, ЩЕГЛОВ Иван Никитович, ЛЬВОВ Александр Иванович, – выражались способы и методы, посредством которых можно было избавиться от Советской власти... восстание внутри страны, как метод, выдвигал я» (л.д. 74, 74а).

 

Члены к.-р. группировки: ЛЬВОВ, ЩЕГЛОВ, ПОПОВ, ГАВРИЛОВ и СТЕПАНОВА-СКВОРЦОВА выставляли и обсуждали новые варианты, в результате которых можно было бы избавиться им от Советской власти, в частности останавливались на вопросах, что «экономические» затруднения обеспечат кризис в стране, а отсюда крах и смена власти; внутри партийные разногласия и антипартийные группировки приведут к развалу Партии и краху Соввласти» (л.д. 56, 61, 118а, 127а).

Обвиняемый ЛЬВОВ, подтверждая свою причастность, а также и участие в разработке вопроса свержения Соввласти, – показывает:

 

«Скорее бы война, тогда легче будет свергнуть Соввласть, при другом правительстве не будет такого угнетения, как теперь, жизнь будет совершенно другая…» (л.д. 50).

 

Обсуждая методы свержения Соввласти вооруженным восстанием, участники группировки дебатировали вопрос о приемниках новой власти и каких форм политических должно быть новое правительство. На этот счет обвиняемый ЛЬВОВ показывает:

 

«Конкретно, какое правительство должно будет сменить существующий отрой, от СКВОРЦОВА я не слыхал, но упор он делал на такое правительство, при котором могли бы жить хорошо все классы, особенно крестьянство, которое более всех угнетаемо при Советской власти» (л.д. 50).

 

Свидетель ПЧЕЛИНЦЕВ об активной повстанческой настроенности группировки и, главным образом, ее руководителя СКВОРЦОВА, на допросе показал:

 

«Он, СКВОРЦОВ, далее в моем присутствии говорил, что теперь, как никогда, нужно стараться сбросить гнет большевиков, который висит над нами вот уже 15 лет и что в освобождении русского народа от советских бандитов учувствуют старики и даже женщины...» (л.д. 146).

 

СКВОРЦОВ А.В., владея языком эсперантом, свою международную связь с заграницей использовал в к.-р. целях и в практической своей к.-р. деятельности занимался шпионажем в пользу иностранных государств, собирая сведения о железнодорожном транспорте, которые сообщал ему член к.-р. группировки ЛЬВОВ. По этому поводу обвиняемый ЛЬВОВ показывает:

 

«Практическая моя помощь в к.-р. группе СКВОРЦОВА заключалась в том, что я передавал СКВОРЦОВУ сведения такого характера: о разоружении жел.-дор. транспорта, о недостаче подвижного состава, о недостаче строительных материалов по ремонту, о недостаче штата служащих в Дирекции и линии и их плохой трудоспособности и квалификации, об увеличении случаев крушений поездов, об уменьшении движений поездов и закрытии отдельных разъездов. Такими сведениями СКВОРЦОВ интересовался, когда же СКВОРЦОВ узнал, что я временно работаю в Моботделе Дирекции РУжд (осень 1932 г.), то спросил меня, что я там делаю, я ответил: «Чертил спешно графики движения воинских поездов...» (л.д. 51).

 

Обвиняемый СКВОРЦОВ, подтверждая показания ЛЬВОВА, пытается отрицать свою шпионскую деятельность (л.д. 140а, 124а 125), но свидетельскими показаниями гр. ПЧЕЛИНЦЕВА достаточно изобличается. Так в своих показаниях свидетель ПЧЕЛИНЦЕВ утверждает:

 

«Мне помнится случай, когда между нами шел разговор об этой (иностранной) переписке, он (СКВОРЦОВ) особенно восхвалял жизнь за границей, при этом старался всячески дискредитировать коммунистические партии не только в СССР, но и за границей и, как он тогда говорил, что он получил письмо от одного учителя из Америки, который ему в письме, и, как говорил мне СКВОРЦОВ – особо зашифрованным порядком, сообщил, что в Америке коммунистическую партию составляют: пять жидов, 10 хулиганов и 100 русских агитаторов-дармоедов и что рабочие за границей считают для себя позором говорить даже о коммунистической партии. Я припоминаю момент в этом разговоре, когда он, касаясь вопроса зашифрованной переписки с друзьями из заграницы сказал, что для этой цели у него есть условные знаки, которые никто не может расшифровать и кроме того, все письма, носящие характер секрета и к.р. содержания с целью, чтобы их не обнаружили в ССОР и не прочитали – он СКВОРЦОВ их посылает со специальными людьми, преимущественно через приезжающих иностранных артистов цирковых в СССР». (л.д. 144а)

 

Тот же свидетель прямо указывает, что СКВОРЦОВ свою шпионскую деятельность сосредотачивал на следующих моментах:

 

«В Феврале м-це СКВОРЦОВ, касаясь своей к.р. деятельности, указал, что его дело – освещать жизнь в городе, но главным образом его интересуют очереди громадные обираловка на вокзале с продуктами, я заснимаю разрушение нашей культуры и, кроме, особенно подчеркнул, что их интересуют катастрофы и крушения на транспорте» (л.д. 157).

 

Обвиняемый СКВОРЦОВ наряду с обширной связью с заграницей, а также белыми эмигрантами: КРУГЛЯКОВЫМ и ОЛЬХОВЫМ, завязывал знакомство с иностранцами, находящимися в СССР, был осведомлен о всех приезжающих иностранных артистах в Саратов и, кроме того, специально занимался выяснением лиц, выезжающих за границу из Советского Союза (л.д. 132, 141а, 143, 145а).

По моментам связей с заграницей и шпионажем, СКВОРЦОВ упорно не сознаваясь, пытается давать исключительно уклончивые показания:

 

«Я не отрицаю факта, шедшего между мною и одним иностранным артистом переговора, фамилии которого я не знаю. Встреча с указанным иностранным у меня состоялась в магазине «Фоторадиоспорт»… я припоминаю, что в это же время он и в нашей беседе приводил сравнение жизни, насколько мне помнится, рабочих заграницы и СССР и указывал, что в материальном отношении рабочие заграницы находятся лучше, чем в СССР... был ли я осведомлен об этих немецких иностранных артистах или артистках и вел ли я о них и о месте нахождения, разговора не помню... Моего разговора о том, что меня интересуют очереди, разрушения, обираловка и крушения на транспорте – я не помню, но при этом подтверждают факт моего разговора со ЛЬВОВЫМ А.И., который происходил на тему об одном из двух крушений на РУжд». (л.д. 141, 141а и 142а).

 

При обыске на квартире у СКВОРЦОВА обнаружены: его личная рукопись, содержащая в себе сведения о взрывах заводов, покушениях на вождей ВКП(б), об убийствах работников ГПУ, групповые фотоснимки работников ППОГПУ по НВК Саратов, фотокарточки разбираемых церквей в гор. Саратове, фотоснимки полуразрушенных и ветхих зданий, улиц, используемые им в целях дискредитации Соввласти.

По существу предъявленных вещественных доказательств обвиняемый СКВОРЦОВ показал:

 

«Я, СКВОРЦОВ А.В., действительно ходил по гор. Саратову и фотографировал имеющимся у меня аппаратом... подбор объектов к фотосъемке я производил так: что меня интересовало, то я и снимал... фотоснимки разрушаемых я проявил и отпечатал, в каком количестве я их отпечатал – я не помню... обнаруженные у меня в значительном количестве фотокарточки при обыске на квартире, преимущественно фотоснимки действительно отражали улицы, районы и здания гор. Саратова в ветхом состоянии... фотографию крушения с трамваем действительно заснимал я, при этом цель моей съемки – снять как происшествие... засъемка стоящей очереди у Крытого рынка произведена мною» (л.д. 142).

 

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО И ИМЕЮЩИХСЯ МАТЕРИАЛОВ СЛЕДСТВИЯ – ОБВИНЯЮТСЯ:

 

1. СКВОРЦОВ Александр Васильевич, 1894 г.р., происходит из села Никольского, Астраханского района НВК, сын судебного пристава, русский, гр. СССР, художник-график НемГИЗ’а, женат, адрес местожительства до ареста: Саратов, Обуховский переулок 9 кв. 1, имеет связь с бело-эмигрантами (л.д. 60, 132, 133).

В ТОМ, что состоя в к.р. организации, выполнял ее задания, являлся организатором и вдохновителем к.р. группировки, ставившей себе целью свержение Соввласти, завербовал в к.р. группировку: ЛЬВОВА, ЩЕГЛОВА и ПОПОВА, активно проводил систематическую к.р. пропаганду против всех проводимых мероприятий Соввласти, активный участник и организатор к.р. сборищ, на которых призывал к активной борьбе с Соввластью, распространял к.р. слухи, дискредитировал враждебно правительство Соввласти, международное эсперантское право использовал в к.р. целях, сообщал сведения и фотоснимки за границу с целью дискредитации Соввласти, через устанавливаемые связи с иностранцами, занимался шпионажем, собирал сведения о состоянии транспорта (л.д. 69, 72, 66, 70, 68а, 74а, 97а 119, 124, 125) т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-6, 58-10 и 58-11 УК РСФСР.

СОЗНАЛСЯ ЧАСТИЧНО.

 

2. ГОФМАН Виталий Анатольевич, <арестован> 11/II-33 г. из дворян, 1874 года рождения преподаватель жел. дор. школы ст. Саратов II, беспартийный, русский гр. СССР, образование высшее, учился в Германии в Мюнхене, женат, на иждивении жена и дочь 6 лет, адрес местожительства: Саратов Мало-Сергиевская 67 кв. 3, по убеждению анархист, в 1930 году арестовывался ПП ОГПУ по НВК, обвинялся по ст. 58-11 УК, до революции – пом. капитана дальнего плавания, брат – белый эмигрант, проживает во Франции, как офицер царской армии, во время революции бежал из-под расстрела (л.д. 41, 41-а, 100, 100-а, 151).

В ТОМ, что являясь непримиримым врагом Советской Власти, по своим убеждениям примкнул к к.р. группировке, свою квартиру, как конспиративную, предоставлял для к.р. явок и сборищ, активно участвовал в сборищах к.р. группировки и вел пропаганду против всех мероприятий Соввласти, дискредитировал Советскую Власть и ее Правительство на сборищах активно выступал за вооруженное восстание и свержение Советской власти, высказывал необходимость террористических актов против коммунистов (л.д. 54, 54-а, 57, 97, 97-а, 122) т.е. в преступлениях предусмотренных ст. ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР.

СОЗНАЛСЯ.

 

3. ЩЕГЛОВ Иван Никитович <арестован> 8/II-33 г. 1882 года рождения, из мещан гор. Пензы, русский, беспартийный, холост, гр-н СССР художник – преподаватель ветеринарного Рабфака, до ареста проживал гор. Саратов Советская ул. кв. 3, в 1929 году судим за укрывательство имущества, осужден на один год принудработ, в 1931 году арестовывался органами ОГПУ за а/с агитацию, участник к.р. саботажа Правления Р.У. ж.д. против Соввласти (л.д. 5, 24, 66, 161) в прошлом владелец дачных участков. Советская 43 кв 3.

В ТОМ, что являлся активным членом к.р. группировки, возглавляемой СКВОРЦОВЫМ, участвовал на проводимых к.р. сборищах, систематически вел антисоветскую и к.р. пропаганду против проводимых мероприятий Соввласти, на сборищах активно выступал за вооруженное восстание, с целью свержения Соввласти, питая непримиримую ненависть к членам правительства Соввласти, на к.р. сборищах говорил о необходимости методами террора бороться против Соввласти и ее вождей (л.д. 66, 68, 97, 97-а), т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР

СОЗНАЛСЯ.

 

4. ЛЬВОВ Александр Иванович, <арестован> 8/II-33 г. 1873 года, из дворян гор. Саратова, русский, беспартийный, бывший чертежник отдела движения Дирекции Р.У. ж.д., в настоящее время инвалид 3-й группы, женат, на иждивении жена, гр-н СССР, судим за присвоение имущества (л.д. 25).

В ТОМ, что будучи враждебно настроенным к Соввласти, примкнул к к.р. группировке, возглавляемой СКВОРЦОВЫМ, участвовал в к.р. сборищах и проводил а/с и к/p пропаганду против проводимых мероприятий Соввласти, участвовал в разработке вопроса свержения Советской Власти, передавал сведения о состоянии транспорта СКВОРЦОВУ, работая в Моботделе, разглашал сведения, не подлежащие оглашению (л.д. 50, 50а, 51, 59, 70), т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-10, 58-11 и 121 УК РСФСР.

СОЗНАЛСЯ.

 

5. ПОПОВ Андрей Степанович, <арестован> 11/II-33 г. 1883 г.р., из крестьян Рязанской губ., Спасского уезда, с. Тырковская слобода, русский, б/п, чертежник отдела Тяги Дирекции РУжд, гр. СССР, окончил Саратовское городское училище, женат, на иждивении жена, до ареста проживал: Чернышевская ул., дом № 41, крупный домовладелец, имеет три дома, родственники раскулачены (л.д. 25, 25а, 83). Черн<ышевская> 41. к 1             23.VI.47 гр.

В ТОМ, что являясь враждебно настроенным к Соввласти, примкнул к к.-р. группировке, возглавляемой СКВОРЦОВЫМ, участник к.-р. сборищ, систематически вел пропаганду против проводимых мероприятий и Соввласти, в своей пропаганде преследовал цель – свержение Советской власти (л.д. 70а, 84), – т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР.

СОЗНАЛСЯ.

 

6. ГАВРИЛОВ Константин Алексеевич, <арестован> 11/II-33 г. 1892 г.р., уроженец гор. Саратова, происходит из семьи купца, родители владели мануфактурным магазином, по соц. положению сам служащий, врач-акушер жел.-дор. больницы ст. Саратов-II, б/п, гр. СССР, русский, окончил медфак Саратовского университета, женат, жена работает преподавателем, имеет двух детей (л.д. 46).

В ТОМ, что будучи враждебно настроенным к Соввласти, примкнул к к.-р. группировке, возглавляемой СКВОРЦОВЫМ, участвовал в проводимых сборищах, инициатор пропаганды свержения Соввласти через интервенцию, автор политического «КРЕДО» – анархизма (л.д, 60, 68, 104, 108)» т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР.

СОЗНАЛСЯ.

 

7. СКВОРЦОВА-СТЕПАНОВА Нина Степановна, <арестована> 8/II-33 г. 1894 г.р. из семьи банковского чиновника гор. Саратова, русская, б/п, ст. экономист 1-го Госстройтреста, образование высшее, гр. СССР, замужем, имеет сына 6 лет, с 1917 по 1920 г. была на территории белых, по убеждениям разделяет эс-эровскую программу, родителе состояли в партии «Народной води» (л.д. 48, 48а). Обух пер 9. к. 1. Экономист.

В ТОМ, что будучи враждебно настроенной к Соввласти, принимала активное участие и систематически выступала на к.р. сборищах о пропагандой против проводимых мероприятий Соввласти, участвовала в разработке вопроса свержения Соввласти (л.д. 48а, 63, 128) т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР

СОЗНАЛАСЬ ЧАСТИЧНО.

 

Настоящее дело подлежит направлению на внесудебное рассмотрение Коллегии ОГПУ.

 

Уполномоченный 3-го Отделения

ДТООГПУ РУжд                                                                             (АЛЕКСЕЕВ)

СОГЛАСЕН: Начальник 3-го Отделения ДТООГПУ           (БРЮХАНОВ)

УТВЕРЖДАЮ: НАЧАЛЬНИК ДТООГПУ Р.У. ж.д.            (ИВАНОВ Н.)

Обвинительное заключение составлено 1 мая 1933 г.

 

СПРАВКА: 1. Вещественные доказательства, отобранные при обыске, фотоснимки, дневник, алфавит адресов закордонных связей прилагаются отдельным пакетом.

2. Обвиняемые: ЩЕГЛОВ И.Н., СКВОРЦОВ А.В., СКВОРЦОВА-СТЕПАНОВА Н.С., ЛЬВОВ А.И., – содержатся под стражей при Сардомзаке с 8-го Февраля 1933 года, ГАВРИЛОВ А.С., ПОПОВ А.С., ГОФМАН В.А. – содержатся под стражей при Сардомзаке с 11 Февраля 1933 года.

3. Арестованная по настоящему делу ПЛОТНИКОВА Зоя Константиновна за недостаточностью данных из-под стражи освобождена и дело в отношении ее прекращено.

 

Уполномоченный ДТООГПУ РУжд          (АЛЕКСЕЕВ)

 

С обв. заключением

о направлении дела в

Коллегию ОГПУ

Согласен

5/V-33 г. прокурор подпись