Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело А.В. Скворцова
Гофман В.А. Протокол допроса 3 марта 1933 г.

Гофман В.А. Протокол допроса 3 марта 1933 г.

Л.д. 100-101.

 

Дополнительное показание В.А. Гофмана 3го марта 1933 г.

 

У меня на квартире был разговор о Торгсине, начался в присутствии В.П. Пчелинцева и я сказал, что мог бы обратиться к моему брату, находившемуся в Марокко (порт Кенитра), о высылке мне иностранной золотой валюты, но удерживало меня нежелание его обременять. Брат мой Сергей Анатольевич Гофман [1] был последний раз в Саратове у брата моего Юрия Анатольевича Гофмана в имении при селе Литовка, в это время и я был там. Брат Сергей тогда был командиром подводной лодки. Прогостил он не более двух недель. После чего в продолжение нескольких лет об нем никто из родственников не имел никаких известий. Лишь через несколько лет после этого мать наша, которая жила со мной, получила от него письмо из порта Кенитра (Марокко). В этом письме он описывал свою жизнь за эти годы. Как я уже выше упомянул, он был командиром подводной лодки. Лодка имела своей базой порт Балаклава, где он на берегу снимал дачу, в которой и жил при стоянке лодки, выходя на дежурство к Босфору сторожить немецкие крейсера «Гебен» и «Бреслау».

Однажды во время его пребывания в Балаклаве на дачу к нему прибыл автомобиль с вооруженными матросами из Севастополя. В то время прошло выборное начало, и он был выбранным командиром. На автомобиле он был доставлен в Севастополь в тюрьму, где по прошествии трех дней ему был объявлен расстрел. Вечером в момент ожидания конца он услышал свою фамилию, на которую тотчас отозвался, желая скорейшего конца. К своему удивлению, он видит своего матроса, который от имени команды лодки потребовал освобождения его. Все нарочито привело его к решению бежать за границу. В письме своем он не описывал всех подробностей побега, а лишь перечислял страны, в которых побывал, с кратким указанием: лоцман, минер, электротехник, шофер, гидротехник и затем обосновался в Марокко (порт Кенитра), где был в качестве гидротехника при стройке порта Кенитра, здесь он, как впоследствии описывал уже мне в письме, женился на француженке. Она умирает от родов, оставив ему дочь. Две карточки этой девочки он прислал мне. В последнем письме он писал, что дочка умерла, причем в смерти ее винил ненавистную тещу, которая вместе с двумя дочерьми от первого брака жены, осталась ему в наследство. Писал, что жизнь его стала очень тяжелой: тоска о потерянных близких, тоска о родине и ненавистный дом, куда он лишь дает деньги, а сам почти не является. Это последнее письмо, точно года не помню, но приблизительно три года назад, после чего переписки с ним не имел.

Был у меня еще разговор с иностранцем, посетившим прошлым летом семью Бах в Разбойщине на даче. Это был инженер-немец, работавший на Комбайне. Я рассказывал со слов Бах, как хорошо иностранцы <…>ются в закрытом распределителе для иностранцев. Он привез Баху в подарок: хорошие конфеты, копченые языки, один из которых они подарили моей маме. Не так давно мне жена Баха М.Е. говорила, что тот инженер уехал на родину и там умер. Лично я этого немца не видел.

 

В. Гофман




[1] Гофман Сергей Анатольевич (1891-1968), старший лейтенант (1919), офицер Черноморского флота – Георгиевский кавалер Первой Мировой войны. В 1915 г. командовал подводной лодкой «Морж».