Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело А.В. Скворцова
Скворцов А.В. Дополнительные показания 9 марта 1933 г.

Скворцов А.В. Дополнительные показания 9 марта 1933 г.

Л.д. 76.

 

Дополнительные показания арестованного Скворцова Александра Васильевича

От 9 Марта 1933 г.

 

Я помню мою встречу на улице с Пчелинцевым, Виктором Петровичем при следующих обстоятельствах. На углу Чернышевской и Обуховского я встретил Пчелинцева, идущего по направлению к своему дому. Мы поздоровались и пошли вместе. Пройдясь, тут же Пчелинцев начал жаловаться на то, что жизнь становится совершенно невыносима и что он прямо сходит с ума, не зная, что делать. Вообще нужно сказать, Пчелинцев был недоволен и работой у себя на службе и жизнью, как вообще, так и в частности, т.е. те ухудшающиеся материальные условия его возмущали и тревожили за дальнейшее существование его семьи. Он говорил: «Ну, Вы поймите, что будет дальше, когда сейчас существовать уже на то, что мы получаем, невозможно. Зарплата остается та же, а цены растут и растут. Я прямо не знаю, что делать, а делать что-то нужно, т.к. я не могу уж оставаться лояльным (последний отрывок фразы я не могу точно припомнить, но смысл был приблизительно такой). Я его поддержал и сказал: «Что все это верно, но, что мы можем сделать, единственный путь это вступить в какую-нибудь организацию, тем паче что я слышал, что в таких организациях теперь уже не так страшно состоять. Дело в том, что теперь организации строятся по-иному. В этих организациях члены друг друга не знают, а знают лишь одного или двух максимум лиц. Кроме того, я также слышал, что в такие организации теперь вступают и молодежь, и старики». И в подтверждение своих слов я ему сказал, но только сейчас не помню. Сказал ли я ему, Пчелинцеву, что сам «состою» или «состоял». Но смысл фразы был следующий: «Что и я сам состоял в организации, в которой знал только двух лиц, и один из них мне дал небольшое задание». Как реагировал на мой разговор Пчелинцев, я сейчас точно не помню. Но, как мне помнится, что он и сам об этом думал ранее и что мой разговор не был для него чем-то новым, но не могу отрицать и того, что, возможно, мой разговор повлиял на Пчелинцева и дал его мыслям большую устойчивость в этом мнении. Как о дальнейшем нашем разговоре в этот раз, так и о времени, т.е. было ли это в 1931 или в 1932 г., я не помню. Ал. Скворцов

 

Допросил Уп. ДТО подпись