Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело К.Д. Частова
Каранов и Частов. Очная ставка 29 июля 1942 г.

Каранов и Частов. Очная ставка 29 июля 1942 г.

Л.д. 35–37.

 

Протокол

Очной ставки между обвиняемыми Частовым Константином Дмитриевичем и Карановым Александром Самуиловичем.

 

Начато в 22 часа 29.VII 42 г.

 

После взаимного опознания и заявления об отсутствии каких-либо личных счетов, обвиняемым ставятся следующие вопросы.

Вопрос обв. Частову: Подтверждаете ли вы свои показания данные вами на следствии?

Ответ: Показания данные мною на следствии я полностью подтверждаю.

Вопрос обв. Каранову: Вы подтверждаете свои показания данные вами на следствии?

Ответ: Да я свои показания подтверждаю.

Вопрос обв. Частову: Приведите факты антисоветских высказываний со стороны Каранова.

Ответ: Как я уже показал ранее, общаясь с Карановым и Салтыковым, мы при встречах вели иногда антисоветские суждения. Мне памятны следующие факты антисоветских высказываний со стороны Каранова: В первые дни войны в одной из встреч на квартире у Каранова, он в разговоре со мною по поводу сложившейся военной обстановки заявил: «Как ни лизали …. Гитлеру, а все же он против Советского Союза выступил, и теперь нашим же хлебом будет нас бить».

Примерно в августе месяце я находился на квартире у Каранова, где он стал говорить по поводу своего намерения поступить на работу не по своей специальности. В связи с этим он свел разговор к тому, что если тебя и не удовлетворяет работа, все же уйти с работы нельзя. По этому поводу Каранов сказал: «Рабочих зажали в кулак и пикнуть не дают».

В тот же период времени в одной из бесед на площадке водников, Каранов заявил: «Мы уже много зазнались, надо было меньше шуметь и кричать, а строить больше танков и самолетов, чего в действительности оказалось у нас теперь мало».

К сводкам информбюро Каранов относился весьма недоверчиво, говоря что нет объективности в сообщениях.

Должен заявить следствию, что все наши с Карановым обоюдные суждения на антисоветские темы частично имели влияние такое, что привело к написанию мною анонимного письма антисоветского содержания в адрес писателя Алексея Толстого.

Вопрос обв. Каранову: Подтверждаете ли вы показания Частова?

Ответ: Я подтверждаю. Те факты о которых он показал, как о фактах моих антисоветских высказываний я полностью подтверждаю. О них я также показал при моем допросе.

Вопрос обв. Каранову: Приведите конкретные факты антисоветских высказываний имевших место со стороны Частова.

Ответ: Антисоветские суждения между мною, Частовым и Салтыковым как я уже показал были взаимными. Из отдельных фактов антисоветских высказываний со стороны Частова я могу привести следующие:

Во время работы в агитокне, осенью 1941 года Частов придя на работу в присутствии меня и ряда других лиц сказал, что он получил повестку о явке в военкомат, что много командного состава немцы уничтожили и теперь у нас стали добираться до интендантов, каким он, Частов является.

Так же как и я, Частов с недоверием относился к сообщениям информбюро. Так в сентябре м-це 1941 г. в помещении агитокна, Частов в клеветнической форме отзывался о сообщениях Совинформбюро, заявив что сводкам Совинформбюро о положении на фронте верить нельзя. Истинное положение на фронте можно только узнать из опровержений (помещений) помещенных в нашей печати по поводу заграничных сообщений. В беседе на литературные темы Частов во время одной из встреч со мною в сентябре 1941 г. выражал отрицательное отношение к писателю Толстому. По смыслу его разговор сводился к тому, что Толстой подмазался к советской власти. Его, Частова было такое выражение: «Толстой А. заработал на хлеб своим «Хлебом». Он, по его словам, считает, что произведение Толстого «Хлеб» написано на низком уровне, что оно не художественное произведение, а является сборником речей, приказов и тому подобное.

Вопрос Частову: Вы подтверждаете показания обвиняемого Каранова?

Ответ: В основном показания Каранова правильные и я их подтверждаю. Я только не подтверждаю его показания в той части где он говорит, что якобы я говорил, что только из заграничных сообщений можно узнать об истинном положении на фронте. В действительности я выражал некоторое недоверие к сообщениям Совинформбюро и считал, что из опровержений советской печати по поводу тех или иных сообщений в заграничной печати о положении на Советско-Германском фронте, можно кое-что почерпнуть посколько хотя эти сообщения и опровергаются советской печатью, но доля правды в этих сообщениях есть. В остальном показания Каранова правильные.

Вопрос обв. Частову: Делились ли вы с Карановым по поводу написанного вами анонимного письма антисоветского содержания в адрес А. Толстого?

Ответ: По поводу написанного мною письма антисоветского содержания в адрес писателя Толстого, я ни с Карановым и вообще ни с кем не делился.

Вопрос обв. Каранову: Имели ли вы разговор с Частовым по поводу написанного им письма в анонимной форме в адрес А. Толстого?

Ответ: Об этом со мною Частов не говорил и я об этом не знал.

 

Очная ставка закончена в 035 минут 30.VII 42 г.

Протокол записан с наших слов правильно, нам зачитан.

 

Допросил: нач. 5 отд. СПО ст. лейтенант ГБ подпись

Прокурор спецотдела подпись