Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело Б.В. Миловидова
Миловидов Б.В. Протокол допроса 28 февраля 1931 г.

Миловидов Б.В. Протокол допроса 28 февраля 1931 г.

Л.д. 7-8.

 

Протокол допроса

 

28/II 1931 года. Я, Уполномочен. СО П.П. ОГПУ по Н.-В. краю Ботиков допрашивал в качестве свидетеля по делу №___ граждан Миловидова Бориса Васильевича

<…>

Предупрежденный об ответственности за ложные показания, по существу дела могу показать

 

В г. Саратове проживаю с 1917 года. Учеба до 1925 г. С 1925 г. преподавал в Художественном т-куме и ГИЗ Саратовской отделение художник организатор. Круг знакомых по Саратову имею следующий. Домами знаком с Уткиным Петром Саввичем художник преподаватель, Сапожниковым Алексеем Алексеевичем худож. препод., Юстицким Валентином Михайловичем худож.-преподав., Егоровым Евгением Васильевичем худож.-преподав., Белоусовым Федором Васильевичем худож.-преподав. У этих лиц приходилось бывать как мне у них, так и им у меня. Сбор всех перечисленных мною выше лиц был лишь один раз у Белоусова после похорон скульптора Шиховского примерно в 1926-27. Еще случаев, чтобы все перечисленные лица собирались сразу, не было. Последний раз сбор был или в конце декабря 1930 г. или в январе 1931 г. У меня на квартире были Сапожников и Юстицкий, Юстицкая Зоя Никитична д/х. Белоусова Лидия Константиновна д/х. был ли Белоусов не помню, других лиц никого не было, цель сбора мне не известна, я зашел случайно. Других лиц, знакомых домами, кроме родственников, никого не имею. Родственников имею следующих, к которым я захожу, отец жены Капутовский Павел Михайлович инвалид, сестра жены Агринская Елизавета Павловна машинистка Крайисполкома, муж ее Агринский Ал-др Николаевич секретарь Госбанка.

Брат мой Лев Васильевич в настоящее время находится в Кеми, работает в должности Заведующего конторой Лесозаготовок Соловецких лагерей. Брат был выслан в Соловки в 1925 году коллегией ОГПУ. Причина высылки его мне не известна. Срок высылки ему окончился в 1928 г. По окончанию высылки он в 1929 г. приезжал в г. Саратов, был здесь дня 2 и снова выехал в Кеми, цель приезда повидаться с родными. Разговору о причине высылки его вести с ним не приходилось, хотя я интересовался причиной высылки, но ответа от брата не получил. Брат мой до революций имел военный чин прапорщика, во время революций в 1917 или 18 году он вступил добровольцем в Красную гвардию и находился в рядах армий до момента своей высылки.

По своей идиологий перечисленный мною круг моих знакомых можно охарактеризовать следующим:

1. Уткин П.С. это лицо, которое не понимает того, что происходит в настоящее время, его политическое кредо требует перерождения. Это я делаю вывод из его работы по художеству, которая отстала от требований современности. Фактов, которыми бы Уткин высказывал сомнение по мероприятиям существующим и проводимым Соввластью, я не имею. Сапожников А.А. это лицо, которое является попутчиком Соввласти, лицом, не отстающим и не забегающим вперед. Весь остальной круг моих знакомых, перечисленных мною выше, я отнести к лицам, враждебно настроенным к Соввласти, не могу.

Во время наших сборов мы делились впечатлением о современном искусстве, проводили время за выпивкой и за чаепитием, специально в разговорах вопросов политики не касались, но вопросы политики выплывали при разговоре о современном искусстве. Я имею еще круг знакомых, с которыми домами не связан, но иногда они ко мне или я к ним заходим.

Курляндский Ал-др Дмитриевич, экономист Аккумуляторного завода, Наместников Юран отчество не знаю художник советской деревни. Зубов Юрий отч. не знаю корректор карикатурист «Поволжской правды». Свистунов Георгий отчество не знаю, работает с отцом где не знаю. Ман Валериан Артурович военнослужащий 94 полка. Леонтьевы Владимир Владимирович и Александр Владимирович сотрудники-фотографы музея им. Радищева. Этих лиц по их идеологий отнести к той или другой группе я не могу, т/к их знаю мало и если приходится вести разговоры, то лишь по деловым вопросам.

За последний период времени т/е конец 1930 года и начало 1931 г. мне приходилось бывать у Зубова, Леонтьевых и Наместникова. У Наместникова я был с Сапожниковым, других лиц никого не было. У Леонтьевых был один, кроме меня, у них в это время никого не было. У Зубова был с Юстицким и с Сапожниковым, других лиц в это время никого не было. Разговоров на политические темы нигде и никто из присутствующих не вел. По вопросу Уткина добавляю, что, относя его к лицу, отстающему от современности, я имел в виду его преклонный возраст. Протокол прочитан. записано с моих слов верно: Б. Миловидов

 

28/II-31 г. Допросил Ботиков