Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации

Дело Ф.П. Русецкого
Виктор Зубов. Заявление в суд, 20 сентября 1935 г.

Виктор Зубов. Заявление в суд, 20 сентября 1935 г.

Л.д. 55.

 

<Штамп:>

Поступило

в Спецчасть Саркрайсуда

№ ______

20/IX 1935 г.

 

В подготовительное судебное заседание Спецколлегии

 

Служащего Зубова Виктора Артамоновича (Саратов, Панкратьевская 34, кв. 1)

по делу

Зубова Юрия, обвиняемого по ст. 5810 У.К.

 

Заявление.

 

Сын мой, Юрий Зубов, обвиняется по ст. 5810 У.К. и дело о нем поступило в Спецколлегию. Так как личность обвиняемого вообще и его предшествующая работа в частности имеет существенное значение при рассмотрении всякого дела, то я прошу Спецколлегию принять от меня материал, который может характеризовать сына и которого он, находясь в заключении, не имеет возможности представить сам.

Из прилагаемых справок видно, что еще будучи учеником школы 2й ступени сын мой состоял уже на службе в живой газете «Новый быт» союза Пищевик и таким образом уже с 17 лет начал работать и имел, хотя и небольшой, но самостоятельный заработок. По окончании образования он с января 1930 г. и беспрерывно вплоть до ареста состоял художником-каррикатуристом в газетах «Молодой Ленинец», «Поволжская Правда», «Саратовская Правда» и «Коммунист», сотрудничал в журнале «Крокодил», «На Культурном фронте», «По заветам Ленина», в ряде других изданий и исполнял кроме того отдельные работы, как например, для клуба 96 полка и пр.

При этом он не только выполнял данные ему задания, но в большинстве случаев был и автором тех тем, которые иллюстрировал своими каррикатурами. За все это время он не только не имел упреков в несоответствии его работы указаниям партии и правительства, но напротив часто получал лестные отзывы за его находчивость и остроту борьбы с врагами советской власти, оппортунистами, разгильдяями и пр. Из собранных мною, сохранившихся и весьма неполных вырезок карикатур видно, что рисунки его касались самых разнообразных тем, но все они неизменно имели целью укрепление советского социалистического строительства.

Да иначе и быть не могло, так как в момент октябрьской революции сыну моему было всего 9 лет, он <…> получил образование и работал уже при советской власти и притом рос в семье, которая в свое время принимала участие в борьбе с царским правительством.

Хотя мне и неизвестны те конкретные обвинения, которые выдвигаются против моего сына, однако я, наблюдая его в течение всей его жизни, могу с уверенностью сказать, что сознательно агитировать против советской власти он не мог. Поэтому я думаю, что если лицами, его уличающими, и сообщены какие-то факты, давшие основание для привлечения его к ответственности, то эти лица дали этим фактам ненадлежащее освещение. Это дает мне основание просить Спецколлегию вызвать в судебное заседание <окончание отсутствует>